Городская газета

«Сейчас Путин подъедет, все уберет» Строительство дороги на Алтайской не обошлось без томского Путина и корреспондента «Городской газеты»

Просмотры: 1 091

Когда в очередной раз водитель КАМАЗа отгружал черный щебень, он сыпанул лишнее.

— Щас Вэ-Вэ-Путин подъедет, уберет все, — говорит Паша. Через пять минут Путин действительно все убрал. Водителя другой КСМ-ки звали Виктор Путин.

Как только все было выровнено, подъехал каток и за несколько проездов утрамбовал щебень, сделав идеально ровную поверхность. Теперь все готово к тому, чтобы класть асфальтобетонную смесь.

— Люблю, когда из г… получается конфетка, — заключил Федя и пошел работать на другой участок. / Михаил Гилев.

Корреспонденту «Городской» дали поработать отбойным молотком, в результате он отколол кусков десять и так увлекся, что остановился только тогда, когда его окликнули уже в третий раз — не слышал. / Фото Полины Зайцевой.
Как все начиналось?

Федор отсыпает, щебенит и трамбует. Температура под его ногами достигает плюс ста пятидесяти градусов по Цельсию. После двенадцатичасового рабочего дня, если не постирать футболку, она встанет колом от соли. Федор работает дорожным строителем. Он и еще двести человек из ОАО «Ханты-Мансийскдорстроя» укладывают полотно на улице Алтайской.

— Мой день начинается в пять утра, — рассказывает пятидесятилетний бригадир Сейхалуев Фазлудин Эскерович, представляется он Федором Солдатовичем, а все называют его Федей.

Сегодня он вместе с напарником Степой будет готовить для покрытия асфальтобетонной смесью небольшой островок площадью 70 квадратов.

Рабочий костюм мастера Паши выглядит абсолютно новым: чистый, глаженный, ярко-оранжевый с синим. Робы рабочих выцветшие: бледно-оранжевые или зеленоватые жилеты, штаны в черных разводах.

— То, что мы кладем, — это асфальтобетонная смесь: крупнозернистая (для нижних слоев) и мелкозернистая (для верхнего), — поясняет мастер Паша.

Тем временем двадцатидвухлетний двухметровый Степа ломом взрыхляет щебень, утрамбованный вровень с краями нового дорожного полотна. Федя в это время лопатой отбрасывает отделившиеся камни. Лопаты ломаются часто: примерно раз в неделю, лом реже — где-то раз в год.

Строительство дороги на Алтайской не обошлось без томского Путина и корреспондента «Городской газеты»

— Хочешь узнать, что такое работа дорожного строителя, — бери лом, — кричит Федя. Здесь не переговариваются, а перекрикиваются: постоянно грохочет отбойник, шумит продуватель швов, звенит каток, ревет с десяток двигателей разной строительной техники.

Степа мне дает свои перчатки, обе правые, и увесистый металлический стержень. Технических сложностей в этой работе я не увидел, но пяти минут хватило, чтобы почувствовать усталость в руках.

— Теперь надо ждать, когда подвезут черный щебень, — сообщает Федя. Черный, потому что перемешан с битумом. Поверх него строители положат два-три слоя асфальтобетонной смеси. Федя и Степа кладут свои лопаты на землю, садятся на черенки и достают телефоны. Федя играет в гоночки, Степа кому-то звонит.

Можешь пока отбойным молотком поработать, — предлагает мне начальник асфальтоукладочного комплекса Юрий Дубиков.

— Просто дави на него, — советует один из рабочих.

Я нажимаю на миниатюрный агрегат в полметра длиной, и его жало с треском вгрызается в асфальт. Дрожь передается по всему телу. Я начал долбить слишком далеко от края, поэтому ни один кусок не откололся, зато отбойник засел намертво. Мне помогают его вытащить. Я учел предыдущий опыт и в результате отколол кусков десять.

Когда затих отбойник, на нас обрушилась тишина. Можно было говорить, не напрягая связок.

— Был такой случай: как-то пролили битум на дороге, основательная такая лужа получилась, — рассказывает Степа, — ехал парень с девчонкой на мотороллере, переднее колесо у них повело, и они грохнулись в нее. Полностью черные были. Полезли драться, а толку-то! Бензином, наверное, отмывались.

Пока мы так болтали минут двадцать, подъехала миниатюрная машинка с ковшом — погрузчик, или КСМ-ка (МКСМ), чтобы убрать лишний щебень. Пока машина работала, человек десять пыталось вспомнить, как расшифровывается название. Общими усилиями удалось вымучить: многоцелевая коммунально-строительная машина. Тем временем стало известно, что едет КАМАЗ с черным щебнем.

— В городе работать намного сложнее, чем на трассе, — говорит Федя. — Переходишь на 10 метров, надо за собой знак тащить. Чтобы машина подъехала, нужно дороги перекрывать. Много электрических столбов, которые трудно не сбить, постоянная пыль, грязь, асфальтный дым долго не выветривается, ходят люди. Много труднодоступных мест, где все приходится делать вручную, без техники.

Рабочий из черной лейки поливает края низины черной жижей, эмульсией — смесью битума и воды. Это нужно для лучшей сцепки черного щебня с полотном.

Подъехал КАМАЗ, Федя опытным глазом отмеряет нужное количество, командует разгрузкой. Затем подъезжает КСМ-ка и начинает ровнять щебень ковшом. Федя материт водителя КСМ-ки за некачественную работу, берет гладилку — инструмент, похожий на граблю, и вручную подгоняет уровень. Степа помогает ему лопатой.

— Управляться с гладилкой сложно, нужно года три поработать на лопате, — поясняет мастер Паша. — Надо сделать ровную поверхность под уклоном, чтобы могла стекать вода.

Федя работает в специальных огнеупорных ботинках: температура под его ногами равняется ста пятидесяти градусам Цельсия.

В это время он дышит битумными испарениями. От того, что стоишь рядом, через двадцать минут начинает болеть голова — Федя трудится минут сорок и не чувствует дискомфорта.


Опубликовано в 35 номере от 18 июня 2010 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010