Городская газета

Путешествие в Иркутск: в поисках деревянного зодчества Как корреспондент «Городской газеты» изучал опыт соседнего города по сохранению «деревяшек»

Просмотры: 1 368

Мы привыкли к тому, что наш город является уникальным центром деревянного зодчества. К тому, что мы пытаемся памятники этого зодчества сохранить, но получается у нас не очень. Между тем, деревянная архитектура есть не только в Томске, и проблемы по ее сохранению существуют и в других городах. Как пытаются сберечь историческую застройку в Иркутске, выяснял наш корреспондент Алексей Филимонов.

На Байкале был туман. И дальше мостика практически ничего не видно. Где-то справа Шаман-камень — граница между рекой Ангара и великим озером.

«Иркутск — середина земли» — эту пословицу я когда-то слышал. Что еще я знал об Иркутске перед поездкой туда? То, что там есть Байкал и есть деревянные дома. Как у нас в Томске. Нет, не как у нас. У нас нет Байкала. А соединив эти два туристических артефакта, можно столько народу иногороднего и иностранного привлечь, что вся эта затея грозит стать центром евразийского паломничества. Вот вам и середина земли. Так я предвосхищал свое знакомство с Иркутском.

Первое впечатление

Признаться честно, я никогда не прилетал прямо в город на самолете. Именно так расположен местный аэропорт, всего в пяти километрах от центра. Вышел, сел на троллейбус или маршрутку, удобно.

Иркутяне — люди приветливые, общительные. Немного боятся диктофона, фотоаппарата и журналистского напора. Неплохие собеседники. При вопросе, чем гордятся, сразу говорят о Байкале и рыбе. Многим не нравится, как устроен родной город. Мол, нет парков, мест отдыха. Большинство вообще за снос деревянных домов, не представляющих для них исторической ценности. Все знают про Томск, студентов и схожую архитектуру — приятно.

В этом доме жил декабрист Трубецкой. В кандалах он приехал в Иркутск в 1826 году. А его семье разрешили жить в Иркутске только спустя тринадцать лет. Реставрацию дома должны завершить к осени, к юбилею города.

Куда пойти

Иркутск разместился на двух берегах Ангары. Есть три моста. Уйма достопримечательностей. Представляете, в каждом уголке, в нескольких кварталах друг от друга, здесь жили декабристы.

В этом году городу стукнет 350 лет. И масштабы подготовки к празднику примерно как у нас в преддверии 400-летия. Основной упор сделан, конечно же, на изюминку города — деревянную архитектуру. Дома декабристов стоят особняком в этом списке. Здесь вам и дома-музеи Волконского и Трубецкого. Даже целый переулок Волконского с архитектурным ансамблем зданий, в которых проводились приемы и литературные вечера. Усадьба Владимира Сукачева, городского главы XIX века и коллекционера. Вокруг усадьбы раскинут целый парк, и, если бы не вредный охранник, ревниво оберегающий владения и сохранность ремонтного оборудования, я бы обязательно там прогулялся.

Усадьба галериста и главы города в XIX веке Сукачева. Здесь понравилось больше всего. Несмотря на то, что за деревьями — лес панельных многоэтажек.

Что мне понравилось, так это большие туристские карты в центре. Не заблудишься… Можно очертить примерный периметр экскурсии.

Одна из фишек Иркутска — города-побратимы. В честь японского города Кунадзавы даже названа целая улица, и там же установлен памятник с символом провинции. В основании памятника яйцо, которое иногда пропадает. А на территории Дома Европы установлены памятные символы всех побратимов. В основном это восточные города.

Деревянное зодчество

Как сохраняют у них? Да все как у нас, денег на это нет. Жильцы хотят переехать из деревяшек. Строители хотят их снести и получить землю. Видимо, так и родилась идея «130 квартала», предмета особой гордости местных властей. Это локальная историческая зона, основную часть которой возводят «с нуля». В деревянных «новоделах» разместятся частные мастерские, парикмахерские, музеи, кафе. Планируется разбить парки, устроить променады. Сделать местом отдыха иркутян и гостей города. Всего в Иркутске 761 деревянный дом, которые принято считать культурным наследием,306 из них охраняются государством.

— Деревянной архитектурой нам гордиться не приходится. Я считаю, что это наш позор. Для меня это какие-то халабуды, — рассказывает иркутянин Владимир Кряжев. — Нравится только музей в Тальцах в двадцати километрах от Байкала. Там есть что посмотреть. С другой стороны все эти деревянные дома — зачем их так много? Сохраняйте локально, не нарушая архитектурного ансамбля. Недавно городской архитектор поменялся, может, что-то предпримет.

Предыдущая власть Иркутска осваивала землю в центре. Сейчас мирятся с последствиями такой политики. У меня было дежавю, настолько эта ситуация похожа на томскую.

Местный чиновник Виталий Барышников, руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области, рассказал мне, что у них есть несколько программ по сохранению зодчества. По одной как раз реставрируется «130 квартал», проект «Иркутская слобода». На том месте было семьдесят домов, какие-то утрачены давно, обветшали. Решено восстановить 54 дома. Туда же будет перенесен один из домов с места, где построят перинатальный центр. Перемещение согласовано с премьер-министром России. Дома—копии будут возведены с учетом современных потребностей. При этом на девяносто процентов этот проект финансируется частными инвесторами. Десятая часть — средства на расселение ветхого и аварийного жилья по федеральным, областным и городским программам.

Строительство «130 квартала», специально создаваемой зоны исторической застройки. Здесь будут заново отстроены деревянные памятники. Пока они выглядят, как срубы. Бетонные ячейки в цоколе — издержки вхождения частного инвестора. Под домами будут расположены стоянки на 80 и 160 автомобилей.

— Вместе с реализацией проекта «130 квартал» мы пытаемся поменять отношение бизнеса к сохранению исторического облика. Получается пока небыстро, — говорит Виталий Барышников. — Сегодня, чтобы все отремонтировать или восстановить, нам нужно больше пяти миллиардов. Мы только приходим к тому, чтобы ввести мораторий на высотную застройку в исторических зонах, это пять процентов от всей городской земли. Кроме тех высоток, строительство которых остановить уже не успеем. А вообще, проект зон охраны был принят еще в 2008 году, но два года предыдущий мэр рассматривал город как строительную площадку и мало обращал внимания на запреты. Новая мэрия относится ко всему уже аккуратнее.

В Иркутске появилась мода на «деревянные» офисы и жилье в центре города. Например, этот дом на переулке Волконского местный предприниматель отреставрировал под свой офис за собственные средства.

— До того как полтора года назад стал мэром, думал: когда уже эти деревяшки снесут и построят современное комфортное жилье! А когда начал вживаться во все это — понял, что город потеряет после их исчезновения и обретет, если к этому приложить желание и руки. К нам же приезжают иногородние, иностранцы. Нам нужно, чтобы они вернулись к нам еще, — говорит нынешний мэр Иркутска Виктор Кондрашов. — Единственная проблема, о чем говорят горожане, — перенос памятников в отдельные зоны, каким сейчас мы делаем «130 квартал». Процедура по перемещению объектов очень сложная, куча согласований на уровне Москвы. Все тянется годами.

На уровне города мы сохраняем деревянное зодчество по программе расселения ветхого и аварийного жилья. Расселяем, потом восстанавливаем памятники. Но, заселив туда людей, нет гарантии, что дом они будут содержать. Проще отдать инвестору, если найти, конечно. Сегодня наша команда хочет дать пример жителям деревянных домов. Один из моих заместителей приобрел частный деревянный дом в черте города. Вот и покажет, как можно все обустроить для себя и чтобы вид с улицы был красивым.


Опубликовано в 62 номере от 18 августа 2011 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010