Городская газета

Все-таки завод Четверть работающего населения Томска, 41 процент экономики города, две трети налоговых доходов области… Что еще вы не знали о томской промышленности?

Просмотры: 1 527

Мы привыкли считать Томск студенческим городом. Городом интеллигенции, ученых, научных открытий. Однако при всем этом почти половина экономики города держится на промышленности: налоги с этих предприятий — это почти две трети налогов в областной бюджет. Это деньги, которые затем уходят во все остальные сферы: в строительство, торговлю, транспорт, сферу услуг. Рабочие места на заводах — это двадцать четыре процента занятого населения. Так может ли Томск существовать без промышленности? И что ждет томские заводы в будущем? / Анна Котова.

Тысяча томичей, работающих сегодня на производстве «Микран», оттеснили с мирового рынка измерительной техники лидеров — американский завод «Аджилент Технолоджис» и немецкий «Роде и Шварц». / Фото Алены Кардаш.
Какие заводы есть в Томске?

Сегодня их больше двадцати пяти. Самые известные нам — Томский электромеханический завод, Томский электроламповый, Завод резиновой обуви, Сибэлектромотор, Сибкабель, Манотомь, Ремонтно-механический завод. О них знают не только в Томске, но и за пределами области: например, на ТЭМЗе создали вентиляторы для московской «подземки», на Сибэлектромоторе — двигатели для Тюменской области, а Манотомь делает глубиномеры для российских атомных подводных лодок.

Есть и такие, о которых знает редкий томич. Например, Завод сварочной техники, Завод буровых технологий, Завод по производству несъемной опалубки (она используется в монолитном домостроении для возведения бетонных стен).

Завод скорее жив, чем мертв

После кризиса томские заводы стали уменьшать количество работников, занимаемые площади, уходить от массового производства к индивидуальным, «штучным» заказам.

Практически никто из них еще не вышел на докризисный уровень. Но и убытков тоже нет, а с этим уже можно жить.

— Если наши планируемые объемы роста — около сорока процентов в год, то в 2008-2009 годах они составили всего десять-двадцать процентов, — говорит Андрей Поздняков, президент группы компаний «Элекард». — Это очень мало, но не критично, ведь падения нет. В три раза сократилось количество мелких разовых заказов. И увеличилось количество крупных контрактов. Это не совсем хорошо, потому что «мелочевка» — залог стабильной прибыли.

Четверть Томска работает на заводах

Сегодня в промышленности занято двадцать четыре процента работоспособного населения города. Для сравнения, в сфере образования занято девятнадцать процентов, в здравоохранении — двенадцать, шесть и четыре — в торговле и строительстве.

При этом практически все томские заводы ощущают нехватку специалистов.

Дело в том, что в умном Томске практически умерла такая сфера, как среднеспециальное образование. У нас много инженеров с высшим образованием, зато рабочих практически нет, не говоря уже о мастерах своего дела. И даже если не пытаться возродить ссузы, а заняться привлечением рабочих извне, то город упирается в проблему создания для них комфортных условий: дороги, транспорт, различные варианты жилья, детские сады.

Инновации или промышленность?

Если промышленность в Томске является «локомотивом» томской экономики, значит ли это, что вузы в нашем городе — это не главное? На самом деле одно без другого не развивается. Мы не можем конкурировать в массовости производства, например, с Китаем. Поэтому нужно оставаться на плаву за счет уникальности продукции, новых идей по организации процесса ее изготовления (придумывать новое оборудование, технологии). В итоге получается взаимная польза: заводы могут принимать на работу специалистов высокого уровня, у вузов есть возможность применять свои научные разработки.

ХИТ-ПАРАД

Что производят томские заводы? Пять самых интересных изделий

Огнестойкий вентилятор для метро

Производитель: ТЭМЗ.
Для чего это нужно: Для регулирования температуры на станциях метро, обеспечения пожарной безопасности и притока свежего воздуха.
Где используется: Московский метрополитен.
Томские вентиляторы на сорок процентов экономичнее аналогичных, производимых в Европе. Они способны работать автономно в течение двух часов при температуре от 400 до 600 градусов, а управлять ими можно дистанционно.

Операция на сердце в 3D

Производитель: Компания «Биоток», ТВЗ.
Для чего это нужно: Аппаратно-программный комплекс позволяет кардиохирургу проводить неполостную операцию по устранению сложных нарушений ритма сердца и наблюдать за ее ходом на трехмерной модели.
Где используется: В отделении сердечно-сосудистой хирургии клиник СибГМУ уже шесть лет. С его помощью проводится более ста операций в год.
Он позволяет уменьшить рентгенологическую нагрузку на пациента и персонал, и сократить время операции.

Морозостойкие двигатели

Производитель: Сибэлектромотор.
Для чего это нужно: Двигатели для строительных кранов, которые работают в условиях особо низких температур.
Где используется: В начале этого года в Тюменскую область отправилась партия таких двигателей.
Томские двигатели могут выдерживать температуру до минус шестидесяти градусов. Аналогичные, производящиеся в России, — лишь до минус двадцати пяти. Кроме того, наши двигатели оснащены специальными устройствами для подогрева встроенных электронных компонентов, а также датчиками для автоматического включения и выключения нагревателей в зависимости от температуры вокруг.

Глубиномеры для подводных лодок

Производитель: Манотомь.
Для чего это нужно: Для определения точной глубины погружения подводных лодок.
Где используется: На российских стратегических атомных подводных лодках «Борей» и многоцелевых атомных подлодках проекта «Ясень», фрегатах завода «Янтарь» и кораблях, создаваемых по технологии «стелс» (невидимки).
Это устройство было создано по специальному заказу военно-морского ведомства России и будет устанавливаться на российские атомные подводные лодки последнего поколения.







Светодиодная лампочка

Производитель: ТЭЛЗ.
Для чего это нужно: Такая лампочка безопаснее для человека и долговечнее.
Где используется: Вместо лампочек накаливания мощностью 60 ватт и энергосберегающих ламп в домах, офисах, на предприятиях.
Срок службы светодиода — до тридцати тысяч часов (это примерно двадцать пять лет при непрерывном горении по три часа в сутки), тогда как люминесцентной лампочки — от шести до пятнадцати тысяч часов, а у лампы накаливания — и вовсе одна-две тысячи часов. При этом использование светодиодной лампы в десять раз экономичнее, она не мерцает и не наполнена ртутью.








ЭКСПЕРТЫ

Как развивать томскую промышленность?

Денис Молотков,
заместитель мэра по инвестиционной политике:

— Сегодня томские заводы конкурируют со всем миром. Но это сложно делать, оставаясь на инфраструктуре шестидесятилетней давности. Нужно создавать промышленные парки с особыми условиями аренды и налогообложения. Это выделение участка земли, его оформление, подведение коммуникаций, создание инфраструктуры, а затем уже передислокация модернизированного производства тех предприятий, которые в этом заинтересованы. А модернизация — за счет вырученных средств от продажи участка в черте города. Весь мир идет по этому пути. Это поможет нам сохранить и приумножить рабочие места, налогооблагаемую базу и создавать качественную и конкурентоспособную продукцию.

Чем российская промышленность отличается от западной?

Кирилл Новожилов,
президент Межотраслевого производственного объединения работодателей Томской области:

— Промышленная политика у нас в стране менее активна, чем на Западе. Во-первых, у нас есть нефть и газ. Эта отрасль, видимо, привлекательнее и интереснее, поэтому все взоры правительства сегодня направлены туда. Она способна приносить доходы более длительное время. Сегодня, по сути дела, мы получаем те дивиденды, которые были заложены лет двадцать-тридцать назад. Во-вторых, это постоянно меняющиеся «правила игры». В любых странах с начинающей экономикой, особенно с частой сменой властей, инвесторы боятся оставаться надолго, потому что они оказываются в неравных условиях с государством. Это наносит большой вред: строить планы на далекую перспективу опасно, а в производстве планировать нужно минимум на двадцать лет. У нас это тяжело делать.

ОПРОС

Довольны ли своей работой сотрудники томских заводов?

«Мне нравится сам процесс»

Сергей Солдатенко, оператор станка, ОАО «Манотомь»:

— Я пришел сюда учеником, в первое время не знал, что здесь и как. Но потом втянулся, сдал экзамены на рабочий разряд, работаю здесь уже пятый год. Постоянно появляется что-то новое, новые станки, новые детали, все делается по-разному, поэтому и интересно.
Перспективы у завода большие, насколько я знаю, таких предприятий, как наше, мало в России. По-моему, только в Москве есть завод подобный. если «Манотомь» успешно существует уже семьдесят лет, то и сто лет будет функционировать, и сто пятьдесят.

«Надо новую продукцию осваивать»

Татьяна Михайловна, контрольный мастер, Томский электромеханический завод:

— Мне все нравится, я здесь уже 35 лет работаю. Зарплату бы, конечно, повыше. Но этого все хотят, наверное. У нас Приборный завод зачах, Завод измерительной аппаратуры, Подшипниковый завод зачахли, а наш еще держится более-менее. Мы делаем технику, в основном, для оборонной промышленности, но надо как-то новые изделия осваивать, в том числе и для гражданской промышленности. Тогда и будет развитие, а так — все-таки топтание на месте.

«Горжусь историей своего завода»

Марина, обмотчица, ОАО «Сибэлектромотор»:

— Мне нравится, прежде всего, график работы. удобно, что в 16.15 заканчивается рабочий день, суббота и воскресенье — выходные. Больничные все оплачиваются. Зарплата — ну хотя бы вовремя платят. Тем более, что я и живу рядом, в общежитии от «Сибэлектромотора».
Вот только в цехе у нас очень холодно, крыша уже несколько лет не ремонтируется. Я горжусь историей завода, да и вообще по России подобных заводов только два-три, многие стоят уже.

НАБЛЮДАТЕЛЬ

Почему нам не сказали, что в Томске есть заводы?

verxov
Андрей Верхов, читатель «Городской газеты» с 2009 года

Мне давно говорили, что в Томске есть проблема: не хватает людей, которые захотели бы работать на новом оборудовании в теплых и светлых цехах. То есть на производстве. Не ищите подвоха – зарплата тоже хорошая.

«Подвох» в том, что томичи не верят, что в Томске есть производство. Мы убеждены, что «все развалилось, производство стоит».

Наблюдал дискуссию: молодой человек возмущенно выговаривал заводскому менеджеру за то, что тот отдал часть площадей под клуб. Мол, лучше бы производство поднимали, тогда бы цех не пустовал.

Но оказалось, что современное оборудование так бережно относится к ресурсам (а территория – тоже ресурс), что требует в пять раз меньших площадей, чем раньше.

Это меня поразило – я представить себе не мог, что появление ночного клуба в бывшем заводском корпусе может быть признаком развития производства, а вовсе не ликвидации!

Итак, производство в Томске есть, и две трети налогов на прибыль, поступающих в бюджет, это налоги на прибыль заводов, а не банков и прочего. «Несуществующие» заводы за полгода принесли нам четыре миллиарда рублей.

Чего не хватает? Только профориентации. Чтобы молодые томичи увидели — заводы есть, и можно работать, с пользой и удовольствием, не только в офисе.

Понимаете, им просто никто этого не сказал.


Опубликовано в 67 номере от 3 ноября 2011 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010