Городская газета

Самиздат возвращается Вдохновение, бумага и домашний принтер — все, что нужно для издания собственной книги или фотоальбома. Кто и как сегодня делает, читает и покупает самиздат?

Просмотры: 861

В июне томичи могли научиться творить книги и издавать их самостоятельно. За две недели фестиваля малотиражной литературы «Сам издам!» горожане познакомились с культурой зинов — популярных во всем мире любительских изданий, напечатанных самостоятельно в типографии или на домашнем принтере.

IMG_0811

— Сложно было искать экспонаты для выставки: некоторые зины нам присылали из Англии, Германии, Испании, Японии, Америки, — рассказывает Валерия Ветошкина. — Вот этот зин — «Охранник справок не дает» — делала целая команда дизайнеров, фотографов и художников из Германии и России. На наш фестиваль привезли два журнала: один посвящен молоку, другой — велосипедному колесу. Авторы, живущие в разных городах и странах, долго искали необычный формат для своей книги, в итоге сделали ее сложенной из одного большого листа. Вообще, на выставке не так много книг, которые интересно не только читать, но и трогать. Есть еще зин про футбольные команды, внутри него есть билет на футбольный матч, магнит и полароидная фотография.

— Нам важно было заинтересовать людей, — говорит организатор фестиваля Валерия Ветошкина, — актуализировать понятие самиздата, расширив его рамки до зинов — штуки очень популярной за рубежом и совсем не известной у нас. Они только-только начинают появляться в России.

Поэтому зины для выставки пришлось собирать по всему миру: экс-томичи присылали книжки из Англии, Японии, Америки… Несколько книг нашлись в коллекциях редких городских ценителей.

Валерия рассказывает, что сама познакомилась с зинами только в прошлом году — в фотомагазине случайно нашла альбом с черно-белыми снимками Первопрестольной. Пролистала, восхитилась, купила… Теперь ее зин стоит экспонатом на выставке, а восторг от необычной формы самовыражения вылился в двухнедельный фестиваль.

«Разрешается все!»

— Для меня зин — это свобода. Полиграфическая, творческая, экономическая, — объясняет Ветошкина. — Ты можешь опубликовать все, что тебе угодно, не завися ни от чьих денег. А образ твоего журнала зависит только от границ фантазии.

Содержание сегодняшних зинов — картины неизвестных художников, стихи молодых поэтов и снимки начинающих фотографов.

— Для анархистов и панков, возродивших зины в 70-е годы, они были важным средством общения, — говорит фотограф Евгений Пустарнаков, который специально приехал из Москвы поделиться собственным опытом издания зинов. — Но постепенно панк-коммуникация ушла в интернет, изменился ее формат.

На выставке, которая работала на протяжении двух недель фестиваля, был представлен самиздат разных времен и тематических направлений. Но организаторы проводят водораздел между современными зинами и журналами диссидентов.

— Зины родились из журналов, которые во времена Великой депрессии публиковали на своих страницах фантастику и письма читателей с обратными адресами, — рассказывает Евгений Пустарнаков. — В итоге фанаты журнала стали активно переписываться между собой и даже создали свои собственные журналы. Именно их можно считать прародителями современных зинов.

IMG_8095

Выставка в «Смайл-холле» соединила несколько эпох: вчерашний день в виде советского самиздата, завтрашний в лице провокационных зинов и сегодняшнюю томскую молодежь, которая с интересом знакомится с обоими явлениями. Фото Марии Аникиной.

Новое лицо знакомого

Директор музея — следственной тюрьмы НКВД Василий Ханевич считает, что особые отношения с цензурой в России были всегда.

— При царе в списках ходило, например, — говорит Василий Антонович, — всем известное лермонтовское стихотворение на смерть Пушкина. При Сталине запрещенными стали работы его политических конкурентов. Позже, во времена Оттепели, появился привычный нам самиздат с подпольными журналами в столицах, фотокопиями запрещенных книг. Но это уже немного другое явление.

Главным отличием от диссидентских малотиражек Ханевич видит аполитичность современных журналов.

— Непреходящая актуальность самиздата, — говорит он, — объясняется и экономическими причинами (издание рукописи — удовольствие дорогое), и чисто творческими (любому автору интересно поделиться своими находками и наработками с миром).

Кому нужна бумага?

— Сейчас часто спорят о том, выживут ли традиционные книги под напором мультимедиа, — объясняет Валерия Ветошкина. — Если судить по нашему фестивалю, то голод на книги существует, а потребность в бумаге у некоторых людей только обострилась.
Валерия говорит, что книга сама по себе и малотиражный зин должны остаться в наследство небольшому количеству творческих людей, интересующихся искусством, желающих иметь красивые, содержательные и штучные издания. Зины буду выполнять роль лестницы в большой мир для начинающих творцов — художников, фотографов, писателей и поэтов.


Опубликовано в 103 номере от 27 июня 2013 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010