Городская газета

Вода под вопросом В охранной зоне томского водозабора оказались тысячи домов и десятки предприятий. Как защитить воду, которую мы пьем, не навредив жителям Левобережья?

Просмотры: 1 850

Сегодня на левом берегу Томи живет больше десяти тысяч человек, действуют предприятия, лесопилки и автозаправки. Большинство поселков, предприятий и дачных участков появились задолго до того, как здесь нашли месторождение подземных вод. Теперь, с принятием проекта охранных зон водозабора, часть из них окажется «вне закона» — внутри защитного пояса. Эксперты обсуждают, может ли их деятельность повредить подземному водозабору и как может измениться жизнь левого берега? // Иван Усачев.

obl

Впервые за сорок лет в городе появился проект охранных зон водозабора. Его подготовила экспертная организация ОАО «Томскгеомониторинг» по заказу городской администрации и «Томскводоканала». Сейчас он проходит экспертизу и вскоре будет утвержден официально.

Согласно проекту, в зоне санитарной защиты сегодня находятся 44 организации различных форм собственности и около четырех тысяч законно оформленных земельных участков (включая дачные участки, земли населенных пунктов, автозаправки и др.). По сути, все они оказались в зоне «ограниченного пользования».

Как так получилось?

Первые поселки появились на левом берегу Томи около ста лет назад. В хрониках начала XX века Тимирязево называли «популярным дачным местом томичей». Здесь снимали домики на выходные, а на открытых верандах по праздникам устраивались танцы. В конце 1960-х

Союз архитекторов СССР и Госстрой РСФСР объявили всесоюзный конкурс на разработку проекта развития Томска: новые территории предлагалось осваивать под жилое и промышленное строительство. Освоение левого берега было предусмотрено в каждом из проектов. Еще в генпланах 1968-го и 1973-го годов территорию левого берега предполагалось застраивать, причем именно многоэтажками. Томску повезло, что эти планы так и не воплотились в жизнь. Иначе сегодня левый берег был бы похож на Иркутский тракт или Каштак: в семидесятые годы в проекты с энтузиазмом вносили многоэтажную жилую застройку. Но здесь «вовремя» открыли месторождение подземных вод и в 1973 году запустили подземный водозабор. Именно это обстоятельство позволило отклонить строительство на этой территории нефтехимического комбината в восьмидесятых.

Тем не менее, проект охранных зон для защиты водозабора от возможных загрязнений так и не был разработан. Водный кодекс РФ, принятый в 2006 году, определил, что такие объекты должны быть окружены тремя линиями санитарной защиты, но непосредственной привязки к земельным участкам междуречья Оби и Томи все равно не появилось. В итоге эта территория, принадлежащая разным муниципальным образованиям (к городу относится пять процентов земли, остальное — к Томскому району), осваивалась, «как придется».

AH8A4962

Это одна из действущих скважин водозабора. Доступ к ней должен быть строго ограничен на расстоянии в тридцать-пятьдесят метров. Сейчас она огорожена колючей проволокой, но преодолеть это препятствие посторонним возможно. Фото Никиты Грейдина.

Ликвидировать или оставить?

— Главной проблемой этих территорий является стихийное строительство, — считает Сергей Трапезников, председатель областного комитета экологической безопасности урбанизированных территорий. — Частные лица скупают там сельскохозяйственные паи под землю для застройки. Кроме того, там уже располагаются тысячи дачных участков с выгребными ямами, свалками, есть автозаправки, лесопилки и промышленные предприятия. Необходимо приостановить разрастание уже существующих населенных пунктов, навести в них порядок.

На этой территории обнаружено около пятидесяти скважин, брошенных различными хозяйствующими субъектами, которые надо срочно ликвидировать, поскольку они являются потенциальным источником загрязнения водоносных слоев.

Степан Шварцев, профессор кафедры гидрогеологии и инженерной геологии ТПУ, считает, что уже существующие на левобережье поселки изрядно загрязняют территорию, поэтому в них нужно ограничить строительство, решить вопрос с канализацией (убрав выгребные ямы), расчистить свалки.

Уже существующая трасса между Тимирязево и Дзержинкой тоже представляет угрозу водозабору: она проходит по второму охранному поясу. Новая левобережная дорога только частично проходит по краю третьего пояса.

Получается, что уже существующая инфраструктура на левом берегу угрожает безопасности водозабора.

Мнение экспертов однозначно: поселки в охранной зоне нужно «законсервировать», перестать строить в них жилье и открывать предприятия. Законсервировать либо ликвидировать бесхозные скважины. Привести в порядок свалки и кладбища. Перенести с этой территории или перепрофилировать часть предприятий, а остальным предъявить конкретные требования и нормативы, что им можно делать на этой территории, а чего нельзя категорически.

— В разработанном нами проекте санитарно-охранных зон соответствующими нормативными документами даны четкие рекомендации, что можно и что нельзя делать хозяйствующим субъектам в пределах различных поясов зон санитарной охраны. В плане санитарных мероприятий прописано, кто отвечает за территории, указаны зоны ответственности муниципалитетов и тех физических и юридических лиц, которые там зарегистрированы, — говорит Виктор Льготин, генеральный директор ОАО «Томскгеомониторинг». — Считаю, что прежде чем развивать левый берег, необходимо навести порядок с уже существующими там объектами.

Это не значит, что с территории трех поясов охранных зон будут выселены поселки или садоводческие товарищества. Но жизнь в них придется существенно изменить. С одной стороны, необходимо благоустроить территорию, сделать проживание там более цивилизованным и комфортным. С другой стороны, необходимы жесткие ограничения и штрафные санкции для нарушителей санитарных норм (устройство несанкционированных выгребных ям или свалок, незаконная вырубка леса и др.). Одним словом, принять единые правила для всех, кто живет или работает на этой территории. Так, чтобы их существование не угрожало подземному водозабору.

AH8A4978

Всего в трехстах метрах от административного здания Водозабора долгое время работал асфальто-бетонный завод. Его деятельность остановили только пару лет назад. Фото Никиты Грейдина.
Как защитить водозабор?

— По примеру других регионов нам необходимо принять специальный областной закон, который бы регулировал хозяйственную деятельность на территории всего Обь-Томского междуречья (которая является областью питания томского водозабора), чтобы для всех, кто здесь живет и работает, действовали единые «правила игры», — говорит Виктор Льготин.

По сути, нужно предпринять три шага. Первое — узаконить санитарно-защитные зоны водозабора. Это не только сам проект (он готов и проходит экспертизу Роспотребнадзора), но и проведение землеустроительных работ. То есть определение точных координат каждого пояса зон и постановка их на кадастровый учет как территорий с особым режимом использования.

Во-вторых, разработать и принять областной закон, регулирующий любую деятельность на территории междуречья. Закон пропишет единые требования для всех, и тогда будет неважно, кому эта земля принадлежит — городу или Томскому району.

В-третьих, нужны планы развития территории Левого берега, которые будут учитывать приоритет водозабора. У Томска такой проект есть, сейчас он будет корректироваться. У Томского района пока лишь примерные планы. В будущем любые проекты планировки на территории междуречья нужно принимать в соответствии с требованиями будущего областного закона и действующих санитарных норм и правил.

По словам Сергея Трапезникова, областная администрация сейчас обсуждает возможность принятия такого закона.

AH8A5040

На левом берегу продолжают строить коттеджные поселки. Можно их возводить или нельзя — должен определить областной закон, который нужно разработать и принять. Тимирязево активно расширяется, здесь строят новые особняки. Возможно, после принятия проекта зон охраны и нового областного закона такое строительство запретят. Фото Никиты Грейдина.
А можно ли строить?

Если уже существующие поселки, дороги и предприятия угрожают деятельности водозабора, можно ли на этой территории строить что-то еще?

— Нормы СанПиНа отнюдь не запрещают строить на левом берегу Томи, и даже на территории третьего пояса зон охраны, — говорит Виктор Льготин. — Главное — строить с соблюдением законодательства, с предварительной инженерной подготовкой территории, прокладкой коммуникаций и последующим соблюдением всех санитарно-эпидемиологических норм.

По мнению экспертов, при освоении левого берега нужно учесть еще несколько факторов.

Во-первых, прохождение паводка.

Район речек Кисловка, Бурундук и озера Беленького является территорией затопления — там просто невозможно что-либо строить. Если возводить дамбу для защиты новых территорий левобережья от паводка, река может затопить весь правый берег и Московский тракт, ведь нужно будет куда-то уходить. Поэтому левый и правый берег, в частности, проект «Томские набережные», должны проектироваться комплексно.

Во-вторых, нужно учитывать, что 95 процентов территории водозабора сегодня находится в границах Томского района. Жители давно существующих поселков внезапно оказались в охранной зоне водозабора, для них будут вводить различные запреты: лесопилку открыть нельзя, ферму — нельзя, выгребную яму — нельзя. А качественной воды из подземных источников, рядом с которыми они живут, у них нет.

— Соответственно, областная власть должна предусмотреть механизмы компенсации из бюджета или иных источников, — считает Виктор Льготин. — Грубо говоря, если здесь запретят вырубать лес для заготовки дров, должны организовать подвозку угля.

По сути, проект «Томскгеомониторинга» подводит черту под яростными спорами вокруг того, можно или нельзя застраивать Левобережье, и если строить, то что именно?

С выводами экспертной организации согласны многие ученые-геологи.

— Территория томского междуречья является областью питания водозабора и должна быть защищена от любого масштабного строительства. Единственное, что, действительно, можно возводить на этой местности — это садово-парковые ансамбли, спортивные сооружения. Необходимо развивать рекреационный потенциал этих земель по примеру туристическо-курортных зон, которые существуют на Западе. Это было бы полезней для здоровья самих томичей и не вредило бы нашему «питьевому колодцу», — говорит Леонид Рихванов, профессор геолого-минералогических наук ТПУ.

— После утверждения проекта «Томскгеомониторинга» проект планировки Левобережья, разработанный «ЭНКО», будет откорректирован и переработан с учетом тех выводов, которые сделаны в проекте охранных зон, — подтверждает главный архитектор города Владимир Коренев.

Как охранять подземный водозабор?

Населенные пункты появились на левом берегу задолго до того, как было открыто месторождение подземных вод и начал работать водозабор. Проект санитарно-охранных зон подготовлен только сейчас. Получилось, что в пределах защитной зоны оказались поселки и предприятия. Защитная зона делится на три линии.

Первая — зона строгого режима, где расположены сами скважины. На расстоянии тридцати-пятидесяти метров от каждой не должно находиться никаких объектов. Доступ в эту зону закрыт для всех, кроме сотрудников «Томскводоканала», имеющих специальный пропуск.

Второй пояс предназначен для защиты водоносных пластов от микробного загрязнения. Его площадь определена на основании гидрогеологического моделирования: так, чтобы микробы, попавшие на границу, теоретически могли достигнуть первой подземной скважины не быстрее, чем за двести суток. Этого времени будет достаточно, чтобы предотвратить заражение. Для томского водозабора это расстояние составляет от 105 до 426 метров.

Третья зона предназначена для защиты от химических загрязнений. Ее границы также рассчитаны «по времени»: путь химического вещества от границы до подземной скважины должен составлять десять тысяч суток (или двадцать пять лет — период действия лицензии на добычу подземных вод). Это расстояние составляет от трех до пяти с половиной километров от линии водозабора.


Зоны санитарной охраны водозабора

zones


Как создавался водозабор?http://gorgaz.westsib.ru/2013/04/iz-pod-krana-net-iz-pod-zemli/


Опубликовано в 102 номере от 13 июня 2013 года.


Комментарии

Яркий пример того, к чему приводит появление «Проекта зон санитарной охраны питьевого водозабора» через 40 лет после строительства самого водозабора. У нас такое положение сплошь и рядом, очень мало водозаборов имеют утвержденный проект ЗСО. И это при том, что во всех нормативных документах (и нынешних и ранее действовавших) записано, что проект ЗСО должен разрабатываться одновременно с проектом самого водозабора!

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010