Городская газета

Сегодня она играет джаз, а завтра в «Чикос Че-Ка-Со»

Просмотры: 1 604

Сложно ли играть на саксофоне? Что такое эспана-поп и вредит ли это джазу? Зачем нужна работа с молодежью? Отвечает Наталья «Энька» Карагодина.

Говорят, мы живем в джазовом городе. Впрочем, при желании на это можно не обращать внимание. Но есть два факта, которым интересно смотреть в лицо.

Факт первый. В двадцатых годах один из первых подпольных джазовых клубов в городе назывался «Черный кот и таверна смерти». Когда и в современном Томске появится клуб с таким же названием — ничего более джазового в моем представлении и придумать нельзя.

Факт второй. С недавнего времени в джазовом Томске есть еще одно имя. Наталья Карагодина, которую многие знали по фестивалям авторской песни, освоила саксофон.

Это третий в ее жизни инструмент (после фортепиано и гитары). С тех пор как золотистый альт стал слушаться ее, джазовая стихия пришла в ее жизнь. Она ушла из музыкального училища — здесь слишком многое приходилось делать по нотам и по правилам. Ей хотелось в банду, как всегда назывались ансамбли у джазистов.

Наталья вернулась к техническим дисциплинам. От родителей ей досталась вера, что только точные науки дают жизни надежные основания. Она поступила на физический факультет, но в первую же сессию ощутила свою несовместимость с матанализом. Поэтому дорога привела ее в ТУСУР, на гуманитарный факультет.

Она выбрала относительно новую для Томска специальность — работа с молодежью. Сегодня она наравне с музыкой изучает практическую психологию, молодежные движения и субкультуры.
Этого и стоило ожидать. Организаторская карьера «Эньки» (как называют ее свои, сокращая инициалы до такого детского прозвища), началась в продюсерском центре «ARS Альянс» Это творческая группа, которая занимается проведением фестивалей, концертных и просто развлекательных программ для детей и взрослых. Поэтому в свою будущую специальность Энька окунулась с головой. Тем более что уже имела опыт — вела уроки музыки в школе «Эврика-развитие».

Не бросая, впрочем, музыки. Кроме участия в рок-проекте Fallen Art, в ТУСУРе она сколотила ансамбль (простите за слово, но ведь джаз-бэнд можно только именно «сколотить») на базе центра внеучебной работы студентов, а команду набрала из своих друзей и тех, кто пришел по объявлению.
Не сказать, что джаз — такая уж молодежная музыка. У нее взрослый, интеллектуальный имидж, и в ТУСУРе поклонниками нового джаз-бэнда стали, скорее, преподаватели, чем сами будущие инженеры. Но мир меняется, и, например, джаз-клубы Праги в наши дни собирают огромное количество вчерашних героев дискотек.

Джаз-бэнд ТУСУРа играет, в основном, вечные хиты, осваивая тонкое, бунтарское джазовое мышление, в котором талант и импровизация побеждают математику нот. Они играют без ударника, с ролью которого пока справляется компьютер. На себя Наташа взяла вокал и, конечно, свою новую любовь — саксофон.

Вообще, девушка с саксофоном — не такая уж экзотика. Сегодня это не инструмент исключительно для блестящих чернокожих, как можно подумать, посмотрев мюзикл «Стиляги», и он все чаще становится предметом интереса белых — и белых девушек в том числе. Впрочем, если вспоминать конкретные имена, кого вы назовете? Ирсон Кудикову, которая часто мелькает по телевизору, Наталью Карагодину (потому что вы уже читаете про нее) и, конечно, Лизу Симпсон из популярного мультика про сумасшедшую американскую семейку.

Именно в образе Лизы Симпсон Наталья Карагодина приехала на Международный Форум моделей и талантов «Fashion House International» с известной на весь мир композицией «Спрингфилд». Ее голос взял золото, саксофон — серебро… Возможно, это был ее шанс выйти на большую сцену, ведь такие конкурсы, по сути, становятся ярмаркой талантов для крупнейших продюсеров. Но дальше ждал мир попсы, и Наташа просто вернулась домой, так и не попытавшись наладить нужных связей, ради которых обычно и затеваются такие мероприятия.

Пока ей больше по душе записывать собственные песни и выкладывать их на страничке «ВКонтакте» — потенциально здесь найдется пятьдесят миллионов слушателей, но раскрутка тут происходит исключительно по принципу «сарафанного радио»: услышал песню у знакомого, выложил у себя — и так далее.

А тот драйв, который дает большая сцена, а может, и больший, Наташа нашла в своем новом увлечении — как обычно, фееричном.

Итак, встречайте: «Чикос Че-Ка-Со» — единственный коллектив в Томске, который поет в сумасшедшем стиле эспана-поп. Здесь все по-испански и все про любовь.

Началось с драмы. На ледяной горке Наташа неудачно столкнулась со своей подругой и получила травму позвоночника. На несколько месяцев она оказалась заперта дома. Именно в этом состоянии она увидела по телевизору сериалы, которые напоминали ей про детство. Но теперь она не смотрела «Дикого ангела», а слушала испанскую речь — та пленила ее своей музыкальностью, эмоциональностью, загадочностью.

Возможно, изучай Энька в школе испанский, звучание «кон энигмас» так и не превратилось бы в музыку. Но смысл песен, которые она начала петь, стал ясен позже, и теперь в их «лос Консьертос» звучат песни Эли Гуэрро и Натальи Орейро.

Испанцы, и уж тем более аргентинцы, живут сердцем наружу. Они не прячут эмоций, а если начинают петь, то чувства становятся их единственным языком.

Это как нельзя лучше «попадает» в жизненный настрой Натальи Карагодиной. Она необычайно чувствительна. Ей приходилось приучать себя не плакать над судьбой встреченного на улице бездомного щенка. Именно чувствительность она считает своей главной слабостью — и главным смыслом своего творчества. Она думает, что окружающих людей нужно чувствовать, быть искренним, и это окрыляет человека.

Об этом она и поет.


Опубликовано в 23 номере от 27 декабря 2009 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010