Городская газета

Триста идей в одной голове Скульптор Олег Кислицкий о том, почему Томск должен стать столицей ироничных памятников и что на самом деле означает памятник Чехову

Просмотры: 1 765

В мастерской Олега Кислицкого всегда «многолюдно» — отовсюду на вас смотрят забавные, приветливые, а порой странные персонажи. Величественно устремила свой взор в окно императрица Екатерина. В стороне грустит нимфа, играющая музыку на собственных волосах. Прямо в центре комнаты «растет» двухметровое «Дерево добра», о крону которого нет-нет да стукнется своим пестрым колпаком сам скульптор. В конце комнаты стоит «брат-близнец» Младенца в капусте. Рядом притаился стул с ногами, скульптуры «Сессия» и «Любопытство». // Анна Котова.

IMG_6553

Источником идей для Олега Кислицкого может стать что угодно: предметы обихода, люди в транспорте и очередях, уже существующие памятники, проза и стихи. Сам Олег Петрович тоже увлекается стихосложением: в его творческом багаже есть несколько сборников стихов-пародий (как называет их сам Кислицкий, «поэтических карикатур») на стихи известных и не очень известных поэтов. Смешных, ироничных и невероятно тонких. Фото Марии Аникиной.

В копилке Кислицкого — около трехсот безумных идей. Часть из них пока находится в голове или на бумаге, остальные занимают почти все пространство его мастерской: в виде картин, деревянных или гипсовых скульптур.

— Откуда вы черпаете идеи?

— Смотрите, вон там гиря стоит. Если мы сейчас распилим ее вдоль, а внутри покрасим «золотой» краской, получится памятник удаче!

Создается ощущение, что самое сложное для Олега Кислицкого — не придумывать, а наоборот, отбиваться от идей, которые роятся вокруг него, то и дело дергают за полы рубашки.

В прошлом году четыре томские скульптуры вошли в число пятидесяти самых странных памятников России. Многие из них не раз становились «героями» телепередач центрального телевидения, например, программы «Хочу знать» на Первом канале.

— Томск должен стать первым по числу ироничных памятников, — считает Кислицкий. — Для гостей города, понятно, это достопримечательность. Место, где можно сфотографироваться. А вот, представь, назначают тебе свидание. Где встретиться? Проще всего сказать: у такого-то памятника. Они не только делают разные городские места «более проходными», популярными, они отражают чаяния этого города, его традиции и даже моду. В Томске, например, сложилась мода на ироничные памятники. Наш город — камерный. Поэтому нам не нужны большие, монументальные композиции в большом количестве. Здесь внимание уделяется деталям, мелочам, поэтому и памятники — небольшие, и у каждого есть какая-то изюминка. Все это и создает особую атмосферу Томска.

IMG_6681

— Куда вы обычно ведете гостей из других городов, чтобы показать им настоящий Томск?

— В район улиц Усова-Вершинина, утром, когда наши студенты ко второй паре бегут — огро-о-омная толпа! Вот это Томск.

— Ироничные скульптуры — что это: способ «строгость снять и сердитость»?

— Памятник должен удивлять. А скульптор — делать то, чего никто еще не делал. А еще поднимать промышленность в стране! — смеется Олег Петрович. — Надо же эти памятники где-то отливать.

— Сложно придумать что-то новое в скульптуре?

— А воровать чужие идеи — неинтересно. Кстати, в Кемерово стоит точно такой же «Младенец в капусте». Только капуста выкрашена зеленой краской.

— Неужели никак нельзя от этого защититься?

— Никак. «Повяжете» на «Беременную женщину» косынку — и формально это уже другой памятник. Наверное, художник начинается тогда, когда начинают воровать его идеи. Памятники, особенно великих людей, не должны быть клишированными — не должны состоять из стереотипов. То есть подходить к созданию памятника нужно с другого конца, не в лоб. Например, наш «Чехов» Леонтия Усова. Это ведь памятник не Чехову, на самом деле. Это памятник некой ситуации глазами другого человека.

AH8A8448

Среди наработок Олега Кислицкого — памятник Дарвину. Но не тому Дарвину-ученому, каким мы его себе представляем, а Дарвину-ребенку, играющему с гигантской улиткой. Его было бы хорошо поставить в Университетской роще, говорит скульптор.

— Просто изваяние — это скучно. Нужно ходить туда, где еще никто не ходил. Конечно, так можно наваять и какой-нибудь ерунды. Где граница? Нет ее. И не проверишь никак, и сослаться не на кого. Во многом это зависит от вкуса. И не только автора. Один эксперт посмотрит и скажет: «Отлично, ставьте!», а другой раскритикует в пух и прах. Так что у художника просто должно быть внутреннее самоограничение. В Европе множество странных, порой пугающих, а иной раз даже и отталкивающих памятников. Многие из них правильнее было бы назвать инсталляциями. Правда, я не люблю это слово — черт его знает, что оно значит. Не надо воплощать все то безумство, которое приходит тебе в голову. Надо, чтобы людям было интересно.


IMG_6501

Какие скульптуры могут появиться в Томске?

Екатерина Великая

В этом году исполняется двести пятьдесят лет с момента подписания императрицей Екатериной указа о приглашении немцев к переселению в Россию. В честь этого памятник Екатерине высотой около двух метров планируют установить возле Русско-немецкого дома.

Лягушка-путешественница

Этот памятник должен стать самым маленьким… в мире! По задумке, его высота — всего три сантиметра. Если тдея скульптора реализуется, наша Лягушка опередит памятник Нильсу в Стокгольме. Его высота — десять сантиметров. Лягушку хотели установить на фасаде Дома путешественника, но передумали. Томский путешественник Евгений Ковалевский, который планирует открыть в Томске музей путешествий, предлагает сделать скульптуру одной из его достопримечательностей. Если не получится, лягушка «сменит прописку» — уедет в другой город.

Дерево добра

Оно «вырастет» в сквере на улице Кулагина этим летом. Высота бронзовой скульптуры на гранитном постаменте составит почти три метра. На каждой из четырех сторон постамента будут написаны слова-заклинания: «Добро. Благодарность. Любовь. Свет». Если обойти скульптуру кругом и произнести их, то количество добра в мире увеличится примерно на тридцать процентов, говорит Олег Кислицкий. Скульптура будет отлита в Красноярске.

Мостик через черного кота

В Томске — множество мостов и мостиков. Но вот мостика через черного кота — через неудачу — еще не было.

Скорбные ангелы

Одна из «несмешных» работ Олега Кислицкого. Эта скульптура могла бы быть установлена на месте бывших кладбищ: недалеко от Кадетского корпуса и на улице Вершинина, в районе общежития химфака.

Сессия

Томск ассоциируется со студенчеством почти так же крепко, как Тула — с самоварами и пряниками. Но у нас пока есть всего одна «студенческая» скульптура — памятник Татьяне. У Олега Кислицкого есть другая задумка — памятник… сессии. Ее скульптору навеяло стихотворение Роберта Рождественского «В Томске — экзамены», которое он хочет полностью поместить на постамент.


Опубликовано в 101 номере от 30 мая 2013 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010