Городская газета

Джаз как архитектурный довод Какая музыка будет звучать в зданиях будущего Томска?

Просмотры: 1 500

Шестикурсница ТГАСУ Ульяна Жолобова не умеет играть на трубе и не обладает уникальным тембром голоса, не пишет стихов и не сочиняет музыку. Но Ульяна учится делать джаз в архитектуре. Даже в небольших элементах, незатейливой облицовке фасада, форме, в каждом выступе самой простой постройки должен чувствоваться характер создателя. Ритмичным дизайн делают две составляющие — соответствие содержанию и энергетика архитектора. / Ирина Бородина.

Про архитектурные ансамбли британского дизайнера Ричарда Роджерса современники говорили: конечно, это джаз!

И здание Европейского суда по правам человека в Страсбурге, и дворец правосудия в Бордо, и терминал мадридского аэропорта «Барахас» не просто бетонные постройки, а настоящая живая, гибкая музыка. Глядя на такие дома, чувствуешь ритм, драйв, слышишь, как играют саксофоны, и хочется двигаться в такт. Будущий архитектор Ульяна Жолобова черпает вдохновение отовсюду: из музыки, спорта, артхауса и старого кино, витрин, запахов духов, картин. До Ричарда Роджерса ей пока еще далеко, сейчас томичка только перебирает в голове идеи для дипломного проекта и готовится к последней летней практике.

— Моя мечта, — рассказывает Ульяна Жолобова, — заниматься чем-то на стыке дизайна и архитектуры. Проектирование для меня слишком кропотливое занятие. Там очень много стандартов, условий, которые ограничивают фантазию. А я и на архитектурный-то пошла только потому, что хотела связать свою работу с творчеством.

Но все равно, главное, что движет и архитектором, и дизайнером, и проектировщиком, — функциональность. Настоящий дизайн идет от содержания, а не от формы. Важно понять, для чего этот парк, для чего в нем этот фонтан, эта скамейка.

Архитектура — дело сильных. Большинство представителей этой профессии — мужчины, и женщине пробиться, стать специалистом мирового значения сложно.

Один из любимых архитекторов Ульяны — Заха Хадид, женщина-дизайнер, родом из Ирака. Она прославилась в 1983 году, когда завоевала престижную премию в Гонконге.

Но еще десять лет все ее проекты «застревали» на бумаге: редко кто рисковал воплощать оригинальный и нестандартный замысел в жизнь. Теперь ее постройки украшают главные города мира.

Томск к зданиям в духе Музея искусств Копенгагена или центрального завода BMW Лейпцига пока не готов. Наш город, по мнению Ульяны, красивый и уютный, но, что скрывать, отстает от мировых тенденций. В то же время у него есть свой собственный стиль, который исключает необходимость в таких постройках.

— Самый модный материал в Европе, — говорит Ульяна, — это дерево. И здесь у Томска с его богатой историей деревянного зодчества могла бы быть очень хорошая перспектива. В Испании и других странах даже уличные мостовые покрывают деревом. Сейчас это очень популярно, последняя тенденция. Ведь дерево — экологически чистый, податливый материал.

Единый стиль Томска — это малоэтажная застройка, старинные здания на центральных улицах, которые делают его таким камерным, таким студенческим городком. Правда, местные архитекторы не всегда креативно и рационально подходят к новым проектам.

— На улице Тверской есть здание, которое полностью облицовано стеклом. Это красиво, летом приятно смотреть на отражения прохожих в таком зеркале, а зимой в морозы это стекло покрывается толстой коркой льда. Хотя существуют специальные технологии, которые позволяют избежать превращения красивого здания в огромный сугроб. Обильное использование стекла — пока единственная тенденция, которую можно четко выделить в городской архитектуре.

Меньше всего Ульяне нравится работать над дизайном интерьеров, ее тянет на природу — к паркам и озерам. А в природе она ищет вдохновение, работая над архитектурной формой.

В этом году она будет стажироваться в городской администрации, где займется как раз проектированием природных зон. Была бы Ульянина воля и несколько соток свободной земли, она бы создала огромный развлекательный комплекс для молодежи, с садами и аттракционами, кинотеатрами и кафе.

— Мне нравится, когда дизайн опережает время, — признается Ульяна Жолобова. — Многих специалистов и звезд мирового масштаба не сразу принимали, не сразу оценивали их творчество. Дизайн должен быть инновационным, продвинутым, иначе это не дизайн. Русские архитекторы сильно отстают от зарубежных, так как многое у нас зависит от экономической составляющей каждого проекта.

Однажды британский режиссер Антон Карбайн, снимающий в стиле артхаус, сказал: «Я взял в руки камеру только потому, что очень люблю музыку».

Про Ульяну Жолобову можно сказать то же: в архитектуру ее привела музыка, ведь это одна из составляющих творческого воплощения человека.

Но основное качество любого успешного архитектора — это «упертость»: добиться признания, отстоять идею, защитить свое видение. Когда Ульяна Жолобова начинает говорить о городе, о дизайне и творчестве, о любимых мастерах, в ее глазах загорается огонек. И появляется адреналин, ведь она занимается любимым делом.


Опубликовано в 36 номере от 2 июля 2010 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010