Городская газета

Кто защитит болельщика от фаната? Вместе с милиционерами общественной безопасности работала корреспондент «Городской газеты»

Просмотры: 827

Как же не поболеть за любимую футбольную команду! Не покричать, не пообниматься в момент гола c друзьями и просто соседями, не стукнуть кулаком по колену, когда не забили или, наоборот, пропустили! Желательно только, чтобы «боление» оставалось в рамках. Особенно на массовом мероприятии, которым является футбольный матч. Чтобы болельщики оставались болельщиками, а не становились больными, за порядком на каждом матче следит милиция общественной безопасности. Как это происходит, изучала корреспондент «Городской газеты». / Фото и текст: Екатерина Шестакова.

— А спокойно вообще на стадионе? — спрашиваю у высокого человека с черными усами, аккуратно сдвинутой набок пилотке и в защитном плаще из второго кольца оцепления на футбольном матче.

— Здесь-то? Спокойно. Если хотите «неспокойно» увидеть, в Питер нужно ехать, — улыбается мой собеседник, один из сотрудников милиции общественной безопасности. — А тут нас больше, чем желающих провокацию развязать.

После разговора с начальником отдела обеспечения общественного порядка МОБ УВД Игорем Александровичем Мазуром хорошо запоминаю три слова: «начеку», «провокация», «четко». МОБ — это милиция общественной безопасности. Самая большая структура, входящая в УВД. Без этих людей не обходится ни одно публичное массовое мероприятие. И то, что эти мероприятия проходят без эксцессов, во многом — их заслуга.

Томск — город студентов, политически активных граждан и футбольных болельщиков. Конечно, до Москвы по уровню социальной активности населения нам далеко, однако с нехваткой массовых мероприятий проблем не было никогда. С января по сентябрь этого года в нашей области прошло 1 625 культурно-развлекательных, массовых, спортивных, публичных и религиозных мероприятий. И более полумиллиона граждан приняло в них участие. Объем работы для семитысячного штата МОБа немалый. Спрашиваю, где сложнее всего следить за порядком.

— Для меня все мероприятия похожи. Что бы ни произошло, мы ко всему должны быть готовы. Вот давайте вспомним последние события на рок-фестивале «Торнадо-2010» под Миассом, — серьезно продолжает Игорь Александрович. — В последний день, когда сотрудники милиции расслабились, произошла массовая драка. Вроде город маленький, а такое случилось! И какой резонанс! Поэтому нам расслабляться нельзя.

На стадионе «Труд» собирается до пятнадцати тысяч человек, среди которых есть и те, кто может повести себя не совсем адекватно в любой момент, независимо от ситуации на футбольном поле.
«Гринч, похититель Рождества»

Особняком в ряду охраняемых «праздников» стоят футбольные матчи. На небольшой территории собирается много человек (наполняемость стадиона «Труд» — 15 тысяч мест), среди которых всегда найдутся радикально настроенные фанаты. Масса людей — в состоянии аффекта, вести себя нужно аккуратно, знать «психологию толпы» — любое неверное движение может спровоцировать массовый беспорядок. А еще всегда существует открытое или неявное противостояние между фанатами — нашими и приезжими.

— Когда был домашний матч с командой «Спартак», из Москвы приехало порядка тысячи фанатов. Всегда много фанатов приезжает у «Зенита» и ЦСКА. Но самый сложный матч был с новосибирским клубом «Сибирь». Он как раз выпал на 2 августа, день ВДВ. Наших фанатов с новосибирскими болельщиками мир ну никак не берет, — смеется Игорь Александрович. И приводит в пример недавние события матча в Саратове, когда радикально настроенные фанаты устроили погром.


Досмотр проносимых болельщиками пакетов — обязателен, ведь футбольный стадион — зона, свободная от алкоголя.

Раньше бывало, что болельщики кидали какие-то предметы на футбольное поле, даже выбегали, совершали какие-то более крупные нарушения. Но сейчас по числу нарушений на футбольных матчах Томск занимает самое последнее место. Еще футбол сложно охранять морально и физически. Нужно стоять на одном месте в течение трех-четырех часов — и в дождь, и в жару, и в мороз. И все это время держать в поле зрения людей, ловить малейшие движения. Для милиционеров не только футбол, а любой массовый «праздник» — не праздник, а тяжелая рутинная работа.

— Я сам любитель футбола, — замечает Игорь Александрович. На стене в его кабинете над картой города скромно висят два маленьких фирменных флажка «Зенита» и «Томи».

— Но по долгу службы уже десять лет «в прямом эфире» я его не вижу. Ничего, мы потом повтор по телевизору смотрим!

Футбол или другое массовое мероприятие для работников МОБа — эдакий «Гринч, похититель Рождества».

— А люди меняются как-то на такой работе? — интересуюсь я.

— Конечно, меняются. Надо учиться выдержке, уметь быстро реагировать: бывают такие ситуации, где неправильное решение может вызвать плачевные последствия.

Где-то надо уйти в сторону, где-то надо локализовать зачинщика, который провоцирует тебя, не принимать импульсивных решений. Это приходит с опытом.

Самый лучший счет — ничья

За полтора часа до матча стадион производит впечатление военного штаба. От количества сотрудников разных ведомств УВД рябит в глазах. Всего сотрудников около шестисот человек, по словам Мазура. Строем проходят солдаты северского батальона, которых впервые привлекли к охране порядка на футбольном матче. Они выглядят значительно младше остальных сотрудников. И беззащитнее.

В 16.00 серая масса людей в форме равномерно распределяется по полю — «заступает на службу». Солдаты образуют первое кольцо окружения, остальные сотрудники — второе, которое ближе к трибунам. Другие деловито распределяются по секторам на самих трибунах, чтобы следить за порядком сверху.

— Товарищ связист, доложите готовность! — строго дает команду Игорь Александрович. Мы стоим рядом с сектором, где будут сидеть гости. Он рассказывает о том, как однажды на футбольном матче кто-то скончался от инфаркта: «Он, разумеется, в возрасте был, но вот вам пример — можно всего ожидать».

За полчаса до начала матча на стадион стекаются многочисленные болельщики «Томи». Обязательные атрибуты — символика клуба, футбольные «вувузелы» и хорошее настроение.

Постепенно трибуны начинают заполняться. Болельщиков Томи слышно во всех точках стадиона. Фанаты занимают два больших сектора. К ним приставлен специальный батальон ППС. Работа с фанатами, так сказать, их вотчина. А болельщиков «Сатурна» не много, всего 10 человек. Их, как и фанатов Томи, снимают на камеру, чтобы в случае «опасных действий» представить доказательства в суде. Спонтанные герои оперативной съемки активно позируют, кричат и просят их сфотографировать. Сотрудники милиции в оцеплении улыбаются. Игра.

Через какое-то время начинает хлестать ливень. Кто-то из второго круга оцепления раскрывает черные зонты. Солдаты из первого круга стоят без движения, только морщатся и горбятся немного. Игорь Александрович так же, не шелохнувшись, стоит и рассказывает про болельщиков.

— Вот вы не смотрите, что сейчас наши фанаты и фанаты «Сатурна» перекидываются нелицеприятными репликами и сравнениями. Игра закончится, и они разойдутся мирно. Я не вижу реальных признаков того, что их словесная перебранка может в открытое противостояние перейти. Конечно, мы все равно их проводим за ворота и в автобусы посадим. Но в любом случае для меня самый лучший счет — ничья!

Еще до начала матча баннеры и тексты «кричалок» болельщиков проверяют сотрудники милиции общественной безопасности: чтобы не допустить оскорбительных высказываний. Но нецензурные слова в адрес судей и соперников они сдержать даже не пытаются.

Тут болельщики «Томи» начинают скандировать очередную кричалку с нецензурной рифмой.

— Когда так кричит целая трибуна, сложно применить административную практику, — смеется Игорь Александрович. — А вообще, у нас мягкое и адекватное отношение к болельщикам.

Вот вратарь взял ситуацию под контроль, и у всех такой всплеск адреналина…

С каждым опасным моментом или забитым мячом фанаты ревут, как падающий самолет. Даже люди в белых халатах покидают свое убежище — машину скорой помощи — и тоже наблюдают за ходом матча.

В перерыве между таймами прохожу по второму кругу оцепления. Сотрудники разговаривают между собой, кто-то просит «снимок на память». Но бдительность не теряют. Подхожу к одному из них с вопросом о том, любит ли он футбол.

— Не люблю, поэтому стою спиной.

Иду дальше. В оцеплении стоит много женщин. Подхожу к одной из них с тем же вопросом.

— Ой, что вы, не люблю! — и еще больше кутается в тоненькую курточку.

Подхожу к сектору фанатов. Сотрудники батальона сливаются в одну серую линию внизу трибуны.

— А вы им крикните, чтобы они на вас посмотрели, — смеется большой добродушный сотрудник МОБ, предполагая, что я буду снимать ревущих фанатов.

— Они весь день почему-то кричат «пряник». Это настоящие фанаты, и здесь всегда шумно, — комментирует он гул барабанной дроби и шквал криков.

— Футбол любите?

— Нет, терпеть не могу. Столько болячек отсюда… Вот вам хорошо, вы ходите везде, двигаетесь. А мы как встали, так и стоим. Хоть дождь, хоть снег. У нас последняя игра в сезоне на 29 ноября. Представляете?..

Двигаюсь по кольцу по направлению к выходу.

— Ой, девушка, а сфотографируйте нас? На память. Вот я — Андрей, а это Вадим. Футбол-то? Просто обожаем! — оживляются два сотрудника. — Как без футбола жить?! На каждый матч ходим сюда. Когда команда в высшей лиге играет, это честь для города. А мы охраняем их — это же почетно!

— А я сколько ни спрашивала, все говорят, что терпеть футбол не могут.

— Ну… конечно, когда стоишь на одном месте — кому приятно. Но мы любим. Так и напишите: выражаем благодарность нашему руководству за то, что они культивируют любовь к спорту.
На табло 2:2, ничья. Для болельщиков — огорчение, для большинства сотрудников милиции — повод вздохнуть с облегчением.


Опубликовано в 44 номере от 5 ноября 2010 года.

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010