Городская газета

Университет? — Входите, открыто! В Томске разрабатывается концепция восстановления исторического университетского ядра города

Просмотры: 740

В год своего 135-летия Томский университет задается новой и сложной целью — создать вокруг себя среду нового уровня. Этой весной в ТГУ работает мощная международная команда урбанистов, планировщиков, архитекторов. Их задача — разработать проект университетского кампуса, который идеально впишется в существующий центр города, и превратить нынешние университетские кварталы в место, которое помогает, а не мешает вузу конкурировать за студентов всего мира.

Oblojka

Алексей Козьмин, организатор и модератор проектной сессии «Территориальное развитие ТГУ», основатель Сибирской лаборатории урбанистики. Фото Алены Кардаш.

О содержании проекта и о том, как он прокладывает себе дорогу в жизнь, «Городская газета» будет рассказывать в следующих выпусках. Сегодня же мы познакомим вас с его двигателями и вдохновителями, главными из его авторов.

Оба они не томичи. Один из них, руководитель проекта, директор Сибирской лаборатории урбанистики Алексей Козьмин большую часть времени живет и работает в Иркутске. Второй — известный эксперт по городскому развитию, соавтор агломерации «Большой Париж» и кампуса в Сколково Николя Бушо — приехал из французского Нанта.

Каким будет совместный продукт этого сибирско-французского тандема? На чем они основываются в принятии решений и что думают о своей задаче?

— То, что происходит сегодня в ТГУ, — одновременно и типичная, и нестандартная ситуация. Консультанты привлечены извне, но в результате их работы запускается внутренняя дискуссия. Не только приглашенные архитекторы, но и руководство вуза, и деканы, и профессура начинают обсуждать, как им двигаться в будущее, как распорядиться своим наследием, как занять свое место на глобальном рынке.

Нестандартность в следующем. Обычно организация или сообщество вырабатывают стратегию, и уже потом она воплощается в пространственных решениях. В ТГУ разработка сценария развития и работа с пространством, в частности, над кампусом, ведутся одновременно.

ГГ Как идеи развития вуза вообще могут отражаться в пространстве?

— Изучите университетский квартал, и вы поймете уровень амбиций университета. Если его руководители планируют стать лидером регионального уровня, то можно обойтись малым. Взгляните на наши типовые, мало приспособленные для жизни «общаги», неудобные корпуса… То, как устроено питание, как и куда вас пропускают, — словом, все, из чего складывается повседневность. Местный в этом смысле от кампуса ничего не ждет. Он или сам жил или работал в этой среде, или знает по рассказам друзей и воспоминаниям родителей.

Но стоит нам начать борьбу за студентов США, Европы, Китая, придется признать: у них совсем другие представления о комфорте. Они по-другому видят пространство и могут сравнивать кампусы.

А представьте, что к вам приезжает иностранный профессор. Он один раз поживет в аспирантском общежитии (или даже в ректорском номере), но от следующих визитов будет отказываться под всевозможными предлогами.

Поэтому, чтобы попасть, например, в лучшую сотню университетов мира, важно в том числе и правильно выстроить пространство.

ГГ Есть ли какой-то минимальный набор требований, которым кампус должен отвечать?

– Он должен транслировать современный образ университета в целом. Но начинается все с элементарного бытового комфорта. Не смейтесь, но с душевых и туалетов в общежитиях, которые должны быть в каждом номере. Я знаю немало вузов, где большие преобразования начинались именно с уровня «сантехники», как бы прозаично это ни звучало.

Дальше — учебные корпуса важно отделить от лабораторных, особенно там, где исследования вредны для экологии или вообще опасны для жизни.

В сфере питания должны существовать выбор и реальная конкуренция.

Пространство вокруг вуза должно само стимулировать творчество. В хорошем кампусе много открытых для студентов и преподавателей разноформатных мест, где можно работать над проектами, общаться, собирать мини-семинары, проводить презентации… Важны обустроенные пешеходные тропы, чтобы наукой можно было заниматься на ходу, и беседки, где легко и удобно думать.

Университет должен жить одной жизнью с городом. Необходимо, чтобы легко можно было попасть из вуза в вуз, с городской площадки на университетскую. Сегодня все вроде бы знают, что лучшие исследования делаются на стыке наук — а территории вузов отгорожены стенами, начиная со знакового для меня забора между ТГУ и СибГМУ.

Сами видите, ничего сверхъестественного кампус не требует. Чтобы перечислить эти атрибуты кампуса, международная команда не нужна.

Однако все решения нужно «привязывать к месту», например, продумывать пешеходные и транспортные оси… Все, что мы делали, мы согласовывали с политикой университета — работа велась с учетом исторического наследия ТГУ, наличия главного корпуса и, например, Центра культуры, который наши французские коллеги сразу предложили снести, но который должен остаться. И так далее.

Мы прекрасно понимаем, что все хорошее в университете было построено в XIX веке, но просто стереть «советский период» на плане кампуса нельзя. По финансовым причинам, в первую очередь.

ГГ Мог бы Томск справляться с такими задачами своими силами?

– Теоретически, да. И мэр Томска, и главный архитектор подтвердили, что наше видение кампуса полностью вписывается в планы городского развития. Мысли сходятся. Однако есть такая полезная практика — приглашать экспертов извне. Они видят то, чего не видит привыкший, «замыленный» взгляд.

Нельзя скрыть и тот факт, что зарубежные архитекторы привносят новые стандарты профессионализма. К сожалению, лучшие из лучших наших архитекторов уезжают работать не в российские города, а в западные архитектурные бюро…

ГГ Не слишком ли специфичен взгляд европейцев на задачи томского университета?

– Французы и итальянцы близки нам по характеру, по восприятию мира. Это отражается и в их архитектуре. Поэтому франко-итальянскую школу я считаю лучшим образцом для подражания, чем строгую северную, которая представлена в Германии и Британии.

Неслучаен и выбор экспертов — мы знали, на что они способны. Например, бюро Марка Ролинэ, которое работает с деревом как с современным материалом. Их деревянная церковь в Версале — шедевр современной архитектуры.

Томску эта деревянная связка классики и современности очень нужна. Если застроить весь город стеклом и алюминием, мы в лучшем случае станем, как безликие, построенные в семидесятых центры Стокгольма или Гамбурга.

Не стоит опасаться приглашенных экспертов. Решения по развитию города нельзя принести в кармане. Старые схемы не работают в новых местах — здесь иные люди, новые условия. Вы же знаете: есть места, где люди не ходят в Уолл-Март и не ходят в МакДональдс…

ГГ Однако иногда кажется, что в образовании существует свой глобальный стандарт…

– Если вы хотите провести тренинг за несколько дней, можете снять конференц-отель, а они одинаковы по всему миру. Но если вы едете за степенью магистра, вам уже понадобится поддерживающая вас среда, желательно – уникальная. Оксфорд так эффективен потому, что когда ты идешь в оксфордскую библиотеку, ты погружаешься в оксфордскую атмосферу, тебя незримо поддерживают нобелевские лауреаты, которые работали в этих стенах…

Томску придется точно так же опираться на свою историю.

ГГ Презентация проекта еще ждет своего часа. Но можно ли уже сейчас сформулировать его главную идею?

— Очень просто. Открытое пространство для открытого университета.


Опубликовано в 100 номере от 16 мая 2013 года.


Комментарии

[…] мы писали в мае этого года в серии интервью «Университет? – Входите, открыто!») логично продолжили свои решения на городские […]

Оставьте свой комментарий


Архив

Цитата

«Мне непонятно, почему некоторые из ваших деревянных домов сохранились в таком плачевном состоянии. Это же такое уникальное явление, в мире их больше нигде нет!». Эмир Кустурица

Из материала

«Вспомнить все»

Проекты

Архив статей

  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010